7 915 262 76 26

  Ежедневно в 10-00 до 21-00

0
Нет товаров
 x 
Корзина пуста

AGG 9416

Дизайн кроссовок Nike Air Max Zero был создан на основе скетча 1985 года, найденного в архивах компании. В то время для воплощения идей кроссовка не существовало достаточно инновационных материалов и технологий, поэтому смелый концепт так и остался на бумаге.

Дизайнер Nike Тинкер Хэтфилд в свое время присоединился к компании в качестве архитектора — именно архитектура во многом послужила вдохновением для создания и последующего развития линейки Nike Air Max. Особую роль сыграл Центр искусства и культуры имени Жоржа Помпиду в Париже, где все внутренние коммуникации здания размещены снаружи, покрашены в яркие цвета и демонстрируют свою функциональность.

Впервые эту идею дизайнер реализовал на бумаге в концепте Air Max Zero: минималистичная подошва, мягкий бесшовный нос, вынесенная наружу фиксация пятки. Эти кроссовки не стали самыми первыми Air Max, но без этого эскиза не существовало бы первой модели.

Среди использованных в Nike Air Max Zero (Аир макс) новых технологий — облегченная подошва из пены Phylon, которая впервые появилась в новинке этого года Air Max 1 Ultra Moire, технология бесшовной склейки Hyperfuse, прочное и дышащее моноволокно особой вязки в передней части кроссовка.

Тогда, в 80-х, концепт Nike Air Max Zero (Аир макс) так и остался на бумаге из-за отсутствия инновационных материалов и технологий. Спустя 30 лет дизайнер Nike Грэм Макмиллан реализовал задумку, выпустив созданные на основе того самого скетча Хэтфилда кроссовки.

C чего начался проект Nike Air Max Zero?

В 2014 году Nike устроили праздник в честь дня рождения линейки Air Max, а в 2015 решили сделать что-то особенное. Мы начали со своих архивов и просмотрели все варианты Air Max, которые когда-либо выпускали. Мы искали что-то, связывающее Air Max (Аир макс) c сегодняшним днем, с современной культурой и инновациями. Так у нас появились наброски Nike Air Max Zero (Аир макс).

sketch

Как вы отыскали первоначальные эскизы в архивах?

За пару месяцев до старта этого проекта я оказался в отделе архивов по другим делам. А там как раз устроили ретроспективу Nike Air Max (Аир макс), выставили ранние прототипы разных моделей. Их было огромное количество, я чувствовал себя практически археологом. Если ты не сотрудник этого отдела, скорее всего ты никогда не увидишь, что там хранится.

Что вы подумали, когда только увидели скетч Nike Air Max Zero (Аир макс) и узнали о его происхождении?

Сначала мне показалось, что это более современный вариант Nike Air Max 1 (Аир макс). Дизайн был довольно упрощен. А некоторые детали отсылали к другим моделям, например, внутренняя отделка – к Nike Air Huarache, а монолитная передняя часть – к Sock Racer. Очень многие элементы того скетча появились в более современных моделях. Из разговора с Тинкером Хэтфилдом мы узнали, что все эти детали были спроектированы для комфорта и оптимальной посадки.

Чувствовали ли вы груз ответственности, работая над дизайном 30-летней давности, созданным таким именитым мастером?

Конечно, страшновато работать над набросками, созданными знаменитостью в области дизайна кроссовок, к тому же моим кумиром. Большая ответственность – сохранить суть дизайна, используя при этом материалы, еще не существовавшие в 1980-х. Мы взяли за основу идею комфорта, удобной посадки и легкости и воплотили ее с помощью инноваций. Например, тогда не было технологии Hyperfuse, не было прочного дышащего моноволокна, не было Nike Flyknit. Теперь же у нас огромный выбор. Главная цель состояла в том, чтобы в кроссовках было комфортно в течение всего дня.

Тинкер давал вам какие-либо рекомендации или хотя бы идеи, с чего начать Nike Air Max Zero?

Он рассказал, что сам стремился к созданию безупречно комфортных кроссовок, экспериментируя с материалами и конструкцией. Мы проработали эти идеи через фильтр инноваций, которые раньше не были доступны. Еще Тинкер пожаловался, что не мог найти подходящий материал для передней части, который бы достаточно растягивался и одновременно держал форму, чтобы кроссовки облегали ступню, как носки.

nike1

Расскажите, как проходила ваша работа от начала до конца?

Все что у нас было вначале – концептуальный набросок 30-летней давности. С первого дня мы раздумывали над тем, как сохранить замысел дизайна, адаптировав его к современности. Еще нам предстояло решить, какие технологии использовать для подошвы. Так получилось, что в тот момент мы как раз завершили работу над Air Max 1 Ultra Moire – самыми легкими кроссовками из этой серии. Мы облегчили переднюю часть подошвы и отказались от полиуретановой пены в пользу Phylon. После этого осталось выбрать материал и конструкцию для верхней части. Мы не хотели просто пришивать ее – вместо этого выбрали конструкцию на основе бесшовной склейки Hyperfuse. Так, мы получили возможность укрепить боковые стороны кроссовка и усилить поддержку в необходимых местах. Мы использовали моноволоконную сетку mesh, что позволило создать ровную переднюю часть с прекрасной воздухопроницаемостью. Еще этот материал переливается из одного цвета в другой, что добавляет кроссовку визуальный объем.

Как отреагировал Тинкер на ваши новшества c Nike Air Max Zero?

Ему очень понравилась наша концепция, так как в свое время ему не удалось найти нужный материал для передней части кроссовка.

Как вы можете описать Air Max Zero (Аир макс) и их идеологию одним словом?

Разрушительные.

Создатели Nike Air Max Zero (Аир макс) – Тинкер Хэтфилд и Грэм Макмиллан

Тинкер Хэтфилд – знаменитый дизайнер Nike. Присоединился к бренду в 1981 году в качестве архитектора. Хэтфилду принадлежит идея Nike Air Max – создание видимой амортизационной подушки. Кроме того, он создал такие культовые модели, как Air Max 90 (Аир макс), Air Trainer 1 и ряд кроссовок Air Jordan. В настоящее время Тинкер Хэтфилд – вице-президент компании Nike в области дизайна и спецпроектов.

Как началась история Nike Air Max Zero (Аир макс)?

Изначально не было конкретного замысла. Просто мне в голову пришла идея, почему бы не создать новые беговые кроссовки, которые показали бы миру, что такое на самом деле Nike Air. Я помню, как воздушная подушка Air Sole становилась все толще от модели к модели. Нам важно было показать и объяснить людям, что именно находится внутри нее. Поэтому в наших первых зарисовках мы концентрировались на том, как показать устройство Air Sole. На некоторых скетчах можно увидеть фрагмент задней части кроссовка с прозрачной выемкой в подошве, через которую видно внутреннее устройство. На других рисунках мы пробовали, как будет смотреться эта выемка в передней или средней части подошвы. Конечно, дело не только в Air Sole. Весь дизайн представлял собой нечто новое, с уникальным визуальным характером.

IMG 7693

Часто люди при виде Nike Air Max 1 (Аир макс) вспоминают Центр Жоржа Помпиду в Париже, как некую похожую полупрозрачную конструкцию, внутрь которой можно заглянуть. Послужил ли он вдохновением для Nike Air Max 1 (Аир макс)? Или скорее для Nike Air Max Zero (Аир макс)?

Меня, как архитектора, волнует все новое, что происходит в мире. Я вспоминаю, как путешествовал в Париж, и Центр Помпиду был одной из центральных точек моего маршрута. К этому зданию никогда не было однозначного отношения, многие люди находили его слишком странным. Центр Помпиду – это здание, вывернутое наизнанку, его стеклянная «кожа» спрятана внутри, а все органы – снаружи. Ничто не прикрыто: система отопления и вентиляции, эскалаторы, лифты – все просвечивает. Впечатления от Центра отложились в памяти очень прочно, и по приезде в Орегон я сразу же стал продвигать подобные идеи среди мастеров, занимающихся Air Sole. Я рассказал про здание с потрясающей структурой, видной всем и каждому, и предложил точно так же показать и нашу уникальную технологию.

Так все и началось. Я увидел то здание до начала работы над кроссовками, поэтому, конечно, можно говорить о том, что оно нас вдохновило. С другой стороны, это заслуга и самих Nike. Если бы мы не делали подошву все толще и толще, у нас бы не было необходимости показывать, что там внутри. Так что было два фактора.

О чем вы думали, создавая наброски к первым кроссовкам с прозрачными вставками?

Я думал, как сконструировать промежуточный слой подошвы, чтобы сделать ее минималистичной, при этом приподняв там, где нужно больше поддержки ступне, и опустив, где поддержка не нужна. Какое-то время я провел за набросками того, как будет выглядеть верхняя часть. Я говорю о детали в средней части ботинка, на которой расположен логотип Nike. В правильности ее дизайна ключ к созданию кроссовок, которые будут хорошо сидеть на ноге. Можно сказать, что в этом проявилось наше высшее мастерство. Что еще было необычно в этих эскизах, так это отсутствие отдельных мыса и язычка. Подобное вы могли видеть в модели Sock Racer. Однако Sock Racer были задуманы как целиком обтягивающие стопу кроссовки, а Nike Air Max (Аир макс) – нет. Я просто хотел избавиться от лишних деталей. Поэтому бока передней части ботинка мы упрочнили дополнительным слоем. Так ботинок не теряет форму в носовой части, что особенно чувствуется при беге по кругу или по лесной местности. Мы называем это боковой стабилизацией. Еще одна интересная деталь – лямка на пятке. Такие бывают у сандалий. Эта лямка садится по верху пяточной кости. Мне просто показалось это хорошей идеей.

nike3

Почему Nike Air Max Zero (Аир макс) в итоге отложили на полку?

Эти кроссовки во многом опередили свое время – и по части дизайна, и в конструкции. Нам не хватало технологий и материалов, необходимых для реализации проекта Nike Air Max Zero (Аир макс).

Они мне очень нравятся. В них современные материалы, инновационные технологии – именно так и должно быть. Если бы дизайнеры воссоздали оригинальный проект, то это был бы просто привет из прошлого. Если бы мне дали заняться Nike Air Max Zero (Аир макс), я бы выбрал те же самые материалы, что были использованы дизайнерами Nike. Здорово, когда люди вдохновляются чем-то, не копируя полностью. Я постоянно проектирую: придумываю жилые дома, создаю огромные здания. Иногда меня вдохновляют старые постройки, но я неизменно использую что-то новое. У вдохновения много источников. Не нужно бояться смотреть на старое и брать его за основу для создания нового.